Dragomir
The flame of discord
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Dragomir > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


воскресенье, 8 июля 2018 г.
RE: ° Жители Миллениаса Мэт парнишка 21:23:38
хэй, братишка, могу предложить свою кандидатуру. но, вероятно, я не смогу быстро писать, так что если готов ждать - милости прошу в лс.)
RE: ° Жители Миллениаса GRAMMAR NАZI 20:26:34

Всем зла

Возьмите эксайла-теократа под крыло D.
Ибо я даже не знаю, к кому по неопытности податься
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Wait for it 20:15:39

И эта долгая ночь была впереди­, и я был уверен,­ что мы никогда­ не уснем.

­Нейтан Азарель, приняты!
Вы знаете, что делать.
RE: ° Канцелярия | Анкетный стол Sсhwarz 19:44:11

Небо станови­тся ближе с каждым днем.

­­
I. Раса
Эксайл

II. Имя и фамилия | Прозвище
Его Высочество Нейтан Кирион Азарель Пятый
Известен как Вхал'Таар, что при адаптации на всеобщий звучит как Вальтер

Допустимо называть по титулу, первому имени либо сокращению первого имени – Нейт, остальные имена фактически не ипользуются. Спокойно относится к обращению по прозвищу в любой транскрипции. Также имеется огромное количество иных прозвищ, обычно сосредоточенных вокруг исключительного роста принца, но лучше не рисковать подобным при общении с самим сыном монарха.

III. Возраст
384 года, визуально ~22

IV. Пол | Ориентация
Мужской, гетеро

V. Деятельность
Принц одного из северных королевств темных эльфов, в Драгомире – глава клана Альтерион

VI. Облик

При встрече с Его Высочеством первым, что бросается в глаза, оказывается рост принца. Он составляет гордые 163 сантиметра, и не дай Кинор вам округлить эту цифру до ста шестидесяти. В положении Нейта и правда начнешь цепляться за каждый сантиметрик: мало того, что ты ниже среднестатистическо­й женщины своей расы, так еще и почти все родственники, как назло, – двухметровые красавцы. Можно было бы смириться, сказав, что подобный рост достался тебе благодаря сестре-двойняшке, ведь невысокие девушки всегда кажутся особенно милыми и симпатичными, и боги просто наградили подобным «достоинством» и брата, но нет – сестра Нейтана и то достигает макушкой отметки в сто семьдесят сантиметров, потому все попытки найти объяснение такому феномену оканчиваются словами о проделках Кинора.
Итак, вы вряд ли перепутаете принца с каким-то другим эксайлом, даже если оных вокруг окажется очень много. Кроме роста Нейтан выделяется еще и довольно хрупким телосложением – поджарый из-за постоянных физических нагрузок, являющихся верными спутниками эксайлов, он при этом достаточно изящен и... Давайте уж будем откровенны – по-женски изящен. Принц действительно издалека похож не то на ребенка, не то на хрупкую девицу, не отличаясь рельефными мышцами и крепким сложением, и вес его едва переваливает за полсотни кило. Да и по остальным чертам Нейтан достаточно женственен: узкое лицо, тонкие губы, большие раскосые глаза – кроваво-красные, как и у большинства представителей расы. Тут уж принц вовсю ссылается на двойняшку, дабы избежать насмешек. Вернее, ссылался, уже давно он перерос времена, когда подобная внешность вызывала волны смущения и/или неловкости, и теперь Нейт вполне принимает себя таким, какой есть, находя даже в таких явно невыгодных параметрах массу плюсов. Например, заместо физической силы он развил ловкость, гибкость и скорость, вместо боевой славы добился славы политической и в результате сумел сместить акценты с внешности невысокого не то мальчишки, не то девчонки на свою личность, весьма и весьма яркую.
В общем и целом, кроме отличающих его от коренных драгомирцев черно-синей кожи и кроваво-красных глаз, Нейтан выделяется еще и красивыми, аккуратными шрамами на тыльных сторонах ладоней, вырезанных очень давно и качественно залеченных. На правой изображен полумесяц и шестиконечная звезда – знак королевской семьи и герб государства Альтерии, на левой – песочные часы, печать имени самого принца. Первый знак также часто можно встретить на одеждах Нейтана и его приближенных, второй же многим кажется лишь парой первому, и редко кто догадывается о подобной простой связи магии крови и чародея. Иногда при использовании колдовства магом эти следы начинают слегка светиться красноватым сиянием – оттого, что, концентрируя магию в ладонях, Нейт тем самым активирует и магию в собственной крови, что хорошо заметно в глубоких бороздах шрамов. Также на внутренней стороне предплечий имеются длинные шрамы, обычно скрытые одеждой либо элементами доспехов.
В одежде принц предпочитает вещи военного покроя с элементами металлической защиты – привычка многих эксайлов, вечно живущих в борьбе с агрессией внешней среды. Любит разные вычурные детали вроде шпор на сапогах (сапоги обязательно на высокой подошве, сантиметров под пять, если не больше – мелочь, но можно хоть макушкой дотянуться до среднего женского роста. Стоит сказать, что опыта хождения что в подобной обуви, что в обуви на подошве тонкой и мягкой у принца предостаточно, и в мастерстве уверенно шествовать на подобных каблуках ему могут порой завидовать даже светские львицы) и наплечников, выглядящих как шипы на плечах. Ярких и тем более светлых вещей эксайл не носит, не понимая подобного расточительства, ибо привык хоть и к какой-никакой роскоши, но практичной. Черные волосы, отросшие чуть нище основания шеи, не собирает, но в случае чего спокойно подкоротает обычным ножом, не слишком переживая из-за внешнего вида. Ступает всегда твердо, уверенно, выправкой обладает поистине королевской, что вкупе с особым неповторимым навыком смотреть на собеседника сверху вниз, даже если едва ему в пояс дышит, позволяет сразу понять, что перед тобой человек не просто голубых кровей, но еще и хорошо знающий свое место, которое никому не отдаст. Только не заставляйте его слишком громко говорить: мягко и богато звучащий уверенный голос таким остается только при довольно тихой беседе, но чем громче вынужден говорить Нейтан, тем более голосок кажется мальчишеским и несерьезным. Именно поэтому, обладая неплохими навыками оратора, принц предпочитает вначале добиваться тишины с помощью своих подчиненных, а потом уже излагать мысли.

VII. Нрав

Кого вы представите, если сказать слово «принц»? Благородного героя, рыцаря света, мечту любой девушки? Или, может, капризного, избалованного, попросту невыносимого скандалиста, неспособного жить без десятка слуг, что накормят, напоят и спать уложат? Говоря о Нейтане Альтерийском вы будете правы в любом случае. Принц эксайлов удивительно сочетает в себе черты, кажущиеся совершенно неуживающимися в одном существе, но давайте по порядку.
Начать стоит с того, что Нейт очень проницателен и умен. Хорошее образование, стоящее воспитание и некоторые жизненные аспекты научили принца быть внимательным, сообразительным, осторожным, правильно играя ту роль, что ему уготована судьбой. Вот только из всех возможных масок на карнавале жизни по ряду причин эксайл выбрал ту, что кажется нелепой. Обнажив эмоции словно нервы, он выглядит со стороны если не комком противоречий, то яркой кляксой на строгом парадном костюме, кляксой, которую многим брезгливо хочется стереть. Но это же принц, кто посмеет королевскому сыну и возможному наследнику в лицо заявить нечто столь дерзкое! Наверное, потому Нейтан безнаказанно позволяет себе чуть ли не напоказ выставлять все эмоции, особенно негативные. Капризный, упертый, даже скандальный, он может взвиться из-за любой мелочи. Стоит сказать, что такие проблемы в землях Драгомира стали возникать лишь чаще: у себя на родине эксайлы вели гораздо более аскетический образ жизни, и здесь, в развитой стране, где можно не выживать, а жить, где процветают искусства и удовольствия, многие темные эльфы, в частности Нейтан, почувствовали себя детьми, что из подвала, где провели всю жизнь, были выведены в лавку со сладостями. Глаза разбежались, хочется всего и вся, а что это за «все и вся» разобраться никто еще не успел. Впрочем, со временем принц и его люди привыкнут к обилию новых для себя вещей в новом своем доме, а пока природная показушная капризность и ребячество Нейта окружению приходится просто терпеть.
Но что мы имеем на другой чаше весов? Эксайла, что был удостоен чести отправиться на завоевание новых земель вместе с самыми отважными воинами, хоть сам эльф похвастаться физической силой не может. Это уже о чем-то говорит, и если не быть недальновидным и не поверить в то, что отец просто сослал капризное дитя куда подальше, то можно догадаться, что вся показная избалованность (и рядом не стоящая с избалованностью принцев и принцесс других государств Элеаса, поскольку вторые не вынуждены выживать, а не жить) умело скрывает вышеупомянутый острый ум и сообразительность. В ребенке никто не видит соперника, и недооцененностью Нейтан с удовольствием пользуется, особенно на чужих землях, ведь дома его уже в какой-то мере «раскусили». Начав разговор с резких, грубых и почти глупых высказываний, принц выведет собеседника на нужные ему вопросы, и тот под конец с удивлением обнаружит, что эльф, поначалу попросту выводивший из себя своей импульсивностью, уже давно абсолютно спокоен и с улыбкой наблюдает за тем, как попавшая в сети мушка выложила нужные сведения, и после уже сам как ребенку начинает объяснять, что к чему. Принц умеет становится серьезным, проявляя в полной мере лучшие свои качества, но к серьезным и относятся серьезно, а ему не нужно лишнее внимание в обычной жизни, вне вопросов политики.
Стоит отметить, что, в отличие от относительно благородных вариантов, когда люди просто дурачатся или скрывают истинный ум ради благого дела, ситуация Нейта совершенно не хороша. Его двойственность является не двуликостью, которую иногда можно прощать, а настоящим двуличием. Капризный принц, умелый политик, хороший союзник, раздражающий приятель – все эти прикрытия остаются хорошей маскировкой, и подгнивающую подлую душонку за ними почти невозможно разглядеть. Принц остается тем, в ком уверены союзники и кому доверяют друзья, чтобы назавтра, захлебываясь собственной кровью, осознавать, что нож в спину им воткнул тот, кто вчера был надежным соратником и помог заполучить в свои руки весь мир.
При всей проницательности и умении управлять людьми, при образованности и тонком понимании человеческой психологии, что необходимо любому правителю, Нейтан, что нормально для текущей эпохи, весьма набожный. Он считает, что боги воздадут тем, кто верует, но еще больше – тем, кто действует, потому за старания и попытки Восемь Великих (как эксайл принц хранит веру в Восьмерых и знает о Сартарионе, память о котором осталась у темных эльфов) обязательно помогут в любых свершениях. Особенно почитает Сартариона, Кинора и Юниура.
По политическим взглядам эксайла сразу видны его сообразительность и способность приспосабливаться, какого бы дурачка он не строил. Рожденный там, где ничто, кроме военизированной монархии, людям не известно, прибывший в новую страну как завоеватель, поверженный и брошенный в темницу, Нейтан, принц, возможный наследник и любитель власти, быстро сообразил, что на чужом поле чужие правила. Когда к власти пришли либералы, Его Высочество неоднократно беседовал с представителями фракции и с самим Мазримом Таймом, чтобы понять устремления свершивших революцию, а после повернул факты в свою пользу. Если либералы ратуют за равноправие, то почему же угнетают незнакомый ранее народ? Многих сил принцу стоило убедить Сенат рассмотреть возможность сотрудничества с темными эльфами, в том, что народу эксайлов можно дать шанс, и они, как и остальные драгомирцы, будут помогать республике – иначе чем Сенат хуже узурпировавших власть ослепших монархов? Неудивительно, что после того, как шанс этот эксайлам дали, Нейтан всеми силами поддерживает освободителей и доказывает свою приверженность к текущей власти, несмотря на то, что большинство его людей по тысячелетним традициям поддерживают монархию. Хотя почему «несмотря»? Напротив – поддерживая либералов всеми силами, принц не искореняет верность монархам в своих людях, обеспечивая их верность и его персоне и не гнушаясь напоминать, что он – сын их короля, их господин, их правитель, даже если официально в Драгомире зовется лишь главой клана. Можно сказать, что в политике принц играет осторожно и бесчестно, готовый менять взгляды и направлять усилия своих людей и собственные на помощь тем, кто может помочь его клану, не глядя на отношение таких людей к спасителям эксайлов-либералам.­ И только время покажет, как долго Вхал'Таар, Кровавый Принц, удержится на двух тронах.

VIII. История жизни

Нейтан родился пятым ребенком в семье короля страны Альтерия, одного из Северных государств эксайлов. Изгнанный много тысяч лет назад народ расселился по островам в суровых землях, изолированный от остального Элеаса, и впоследствии образовались несколько королевств, во многом схожих, но вместе с тем самобытных. Альтерия являлась самым южным, занимая территорию крупного архипелага. С одной стороны, ее жителям везло, ведь чем дальше на север, тем более суровые условия ждали поселенцев, пусть и не везде были представляемые южному человеку ледяные пустыни, но, с другой, Альтерия отличалась крайне неблагоприятными условиями. Каменный ад – так справедливо назвать архипелаг, в основном представляющий собой голые скалы с редкими местами лесов, где обитала весьма агрессивная живность. Прибыв туда впервые, любой бы решил, что камни эти станут его надгробием, но за века темные эльфы, носящие теперь как броню имя эксайлов, изгнанных, приспособились к суровым местам. Они не строили города, в которых могли бы мирно существовать обычные жители, но создавали храмы и крепости, что были и домом, и защитой от примитивных племен живших на Севере аборигенов, жаждущих крови диких зверей и настоящих властителей этой земли – драконов.
Но историю края при случае вы можете спросить у самого нашего героя, а мы на быт особо отвлекаться не будем. Итак, Нейтан был пятым ребенком в королевской семье и единственным сыном. Четыре старшие сестры (включая двойняшку принца, рожденную несколько раньше его) были любимы и уважаемы родителями, но какова была радость монархов, когда наконец появился сын. С наследованием по женской линии у эксайлов никогда не было проблем или предрассудков, да и дочери были весьма достойными продолжательницами рода, но сын был мечтой и короля, и королевы, потому его сразу окрестили наследником и готовились превозносить. Правда, в представлении эксайлов забота о долгожданном и любимом ребенке ничуть не связана с сюсюканьем и избалованием, напротив – чтобы эльф вырос достойным и мог жить безбедно, он должен быть образован и уметь хорошо сражаться, знать, как выживать в сложных условиях, и иные полезные вещи. Но очень скоро родители поняли, что боги, подарив долгожданного наследника, лишь обеспечили королевской чете новое испытание. Ребенок, названный в честь одного из самых известных представителей династии Азарель Нейтаном, ставший уже пятым носителем этого имени за годы существования семьи, был болен тем, что ныне известно как гемофилия – пониженная свертываемость крови. В какой-то мере такое заболевание просто ставило крест на эльфе, ведь вряд ли бы ему удалось дожить даже до совершеннолетия с учетом образа жизни и большого числа опасностей, окружающих любого человека текущей эпохи, а эксайла на опасном архипелаге – вдвойне.
Король и королева Альтерии были людьми строгими, в какой-то мере жесткими, как и все эксайлы, но сердца их не были черствыми, а жесткость никогда не превращалась в жестокость. Они сделали все, чтобы их сын мог вырасти и занять достойное место в обществе, даже несмотря на риск лишиться его в любой момент. Любая другая история могла бы все равно кончиться трагически (никто не застрахован от травм даже при наивысшей заботе, и погибнуть элементарно от кровопотери было более чем вероятно), но наша рассказывает о представителях расы, коей доступно управление кровью. Как в королевской семье, так и среди ближайших людей, следивших за принцем, были маги крови, что могли попросту не позволять жидкости покидать тело мальчика. Но гораздо более важную роль сыграл другой эксайл, что был служителем Кинора в Каменном Храме, древнейшем на территории Альтерии и из-за этого фактически заброшенном. У эксайлов крайне редко появляются маги восстановления, и тот пожилой уже эльф по имени Грегуар был из таких. Он жил на отшибе и не вызывал доверия у народа, для которого единство и сотрудничество стало главнейшим элементом, ведь иначе на этих землях просто не выжить. Потому решение королевы пригласить чародея ко двору, чтобы тот залечивал возможные ранения сына, было приняты многими в штыки, но король дал согласие, а с ним и народ был вынужден мириться с присутствием старца при малолетнем принце. Так первое время удавалось сохранить жизнь и даже здоровье ребенка.
Нейтан рос самым обычным мальчишкой – активным, любознательным и, как и все эксайлы, ценившим воинское дело. Он хотел быть мечником и сражаться наравне со всеми, оберегая свой народ от дикарей и кровожадных тварей, но, едва услышав это желание, родители и знакомые мягко намекнули парню, что этот путь равносилен смерти, и никто не отпустит его в солдаты. Это задевало мальчика: мало того, что он рос довольно хрупким и женственным, что вокруг него постоянно были люди, боявшиеся малейшего его падения, так еще и жизнь ему решили превратить в работу с бумагами и государством, когда старшие сестры вовсю сражаются на передовой. От возмущений, правда, юного принца отвлекли где-то в возрасте пятидесяти лет (около десяти при сравнении с человеческой расой), когда открылся дар к магии. Родители и родственники были счастливы, поскольку это означало спасение, хотя бы частичное, жизни принца: магия крови со второго уровня преобразует организм чародея, и тот начинает активнее вырабатывать кровь, что позволяет эффективнее справляться с кровопотерей. И началось настойчивое, почти навязчивое обучение принца чародейству, что занимало немалую часть его времени и разбавляло иные уроки – естественно, не такого уровня, как давали в развитых открытых государствах Элеаса, что знать не знали о странах Севера. Нейтан учился прилежно, быстро смекнув (не без подачи старика-восстановит­еля, чьи умные замечания мальчишка мотал на ус), что хорошее поведение порадует старших, а там можно пытаться добиться того, что хотел. Однако годы шли, а к оружию юношу не допускали, и даже деревянные тренировочные мечи прятали за семью печатями, а тренировочные площадки, где вовсю оттачивали мастерство сестры, были для него закрыты. Это злило. Неимоверно злило. К совершеннолетию наследный принц Альтерии не знал, как держать в руках хоть какое оружие, тогда как его сестра-двойняшка получила офицерский чин и крупный отряд в свое управление (пусть и, естественно, с советником, что должен был следить, как бы юная принцесса не наломала дров, не имея должного опыта). Излишняя опека родителей – таких разумных и адекватных во всех вопросах, но упертых, словно горные козлы, в том, что казалось возможной гибели сына – заставляла Нейтана искать самые разные пути решений. Он капризничал, скандалил, бунтовал, льстил, подлизывался, обманывал – все, на что способно было воображение тогда еще подростка. Но у него не получалось даже добиться обучения магии на собственной крови: при первой такой тренировке в комнату, где проводилось занятие, вошла королева и безумно испугалась, увидев истекающего кровью сына. Срочно был призван старец-восстановите­ль, рана залечена, а учителям приказано не подпускать парня к острым предметам и самим исключить такой элемент обучения. С тех пор к принцу прикрепилось прозвище Вхал'Таар, что дословно непереводимо на всеобщий язык, но в общих чертах означает «Кровавый принц». Понимать прозвище можно по-разному: истекающий кровью, окровавленный из-за обилия ран или даже несущий на руках кровь врагов, которую самолично пролил. И с течением времени так и осталось неясным, какое значение ближе к личности принца.
Итак, к совершеннолетию Нейтан владел магией крови далеко не так хорошо, как мог бы, поскольку потенциал ему не давали развивать, заставляя использовать лишь чужую кровь. К этому моменту он уже начал проявлять определенные качества хитреца и лжеца, и больше, чем благородных родителей, почитал старца, который почти всегда ходил за принцем как личный лекарь. И чем больше не любили подозрительного набожного старика окружающие, тем больше интересовался им принц, проводя свободное время в беседах с эльфом. До сих пор Вхал'Таар не может сказать, преследовал ли мужчина какие-то цели или действительно хотел помочь, но признает, что влияние старец оказывал на него огромное. И именно жрец Кинора Грегуар стал тем, кто предложил принцу выход из положения, позволив стать кем-то большим, чем излишне опекаемая другими больная кукла. Решение зажгло энтузиазм Нейтана, и тот, следуя совету старца, сказал родителям, что желает удалиться в старинный храм-монастырь, откуда прибыл восстановитель, чтобы там учиться контролировать кровь в своем теле и молить богов об исцелении. Просьба эта была одобрена матерью, что безумно доверяла Грегуару, а вслед за ней и королем. Нейтан уехал из столичной крепости под хмурые, косые взгляды окружения, ибо многие считали, что слишком большое влияние старик имеет на королевскую чету, и цели его отнюдь не так благи.

В старинном монастыре кроме Грегуара было еще несколько обитателей, и все они кардинально отличались от тех людей, которых видел Нейт в родном замке. Эксайлы и так не неженки – строгие, серьезные, хмурые, готовые всегда взяться за оружие и отражать атаки, – но по сравнению с этими аскетами прежние знакомые принца оказывались просто шутами-весельчаками­. Там он познал ту жизнь, к которой стремился с детства – вначале романтически настроенный балладами о рыцарях, а после – упрямо жаждущий доказать, что, несмотря на свои облик и болезнь, он не нуждается в опеке и постоянных надзирателях-лекаря­х. Никто не указывал, что делать, а что не делать, никто не ограничивал, не запрещал брать оружие и учиться обращаться с ним, не кричал Грегуара, едва на пальце принца появляется маленький порез. И сам восстановитель открылся с другой стороны. Дав принцу свободу, он позволил ему набить определенное количество шишек – и в прямом смысле, и в переносном, к счастью, в первом случае не смертельных, – и дождался, когда тот сам вернется к нему с первыми просьбами. Свобода быстро осточертела Нейтану. Он привык к обществу, которым можно манипулировать и которому постоянно нужно доказывать, что ты не беспомощный младенец, а здесь доказывать было некому и нечего, и честолюбие молодого эльфа требовало выхода. Эгоизм же в таких условиях довольно быстро напел, что мнения окружающих, как и мнения монахов, не обращающих внимания на юношу, не стоят того, чтобы их добиваться. Если и имеет смысл что-то кому-то доказывать, то только самому себе. С этой мыслью Нейтан обратился к Грегуару, прося открыть ему доступ к церковным книгам и оружейным комнатам (в связи с суровым образом жизни на Альтерии нет ни единого дома, храма или иного самого мирного на первый взгляд места, где не хранится оружие). Старик исполнил требование принца, наблюдал за тем, как он учится уже сам познавать то, что ранее было неведомо. Нейт, на счастье, дураком не был, и, прежде чем хвататься за оружие, решил изучить теорию по свиткам – иначе рисковал бы помереть очень и очень быстро. Открыв для себя богатства библиотеки храма, юноша первое время даже отложил мысли об оружии, изучая все, что попадалось под руку. Он проникался культурой божественного поклонения, незаметно для себя становясь весьма верующим, и вскоре Грегуар начал заставать принца за проведением обрядов и молитвами богам – с эгоистичными просьбами не даровать что-либо, но посодействовать его усилиям по достижению целям. Откликнулись ли боги или нет – не важно, но откликнулся восстановитель, решив обучать юношу тому, о чем тот так мечтал – искусству сражения.
Долгие беседы с жрецом позволили Нейтану определить будущий стиль боя и готовиться к нему. Оба эльфа сошлись на том, что с болезнью юноши ему нельзя допускать ранений, а пытаться скрыться под тяжелыми доспехами будет неразумно, сковывая его ловкость и скорость. Но дальше пути расходились: Грегуар говорил, что эльфу разумнее делать упор на магические сражения, используя оружие лишь для того, чтобы ранить соперника – пустить кровь, которой можно управлять, а Нейтан желал сражаться и без магии. Конфликты между учителем и учеником были весьма серьезные, но не шумные, ибо принц уже понял, что капризы и истерики на монахов совершенно не действуют и выставляют его глупцом. Однако, будучи на территории Грегуара, надменному Вхал'Таару пришлось подчиниться. Главным аргументом восстановителя стало то, что только развитие магии позволит принцу спасать собственную жизнь в случае ухудшения болезни.
Под оказавшимся весьма жестким контролем Нейтан усиленно изучал магию – уже используя не только чужую, но и собственную кровь. На руках у него по сей день остались неприятные шрамы, словно юноша пытался резать вены, и шрамы эти почти всегда скрыты наручами или рукавами. К ста восьмидесяти годам он уже прекрасно владел колдовством на третьем уровне, и параллельно с этими успехами Грегуар обучал юношу владению оружием. Фаворитами стали короткие клинки – можно сказать, что учитель и ученик смогли сойтись на этом оружии, которое хоть как-то отвечало представлению о стиле боя, которого должен придерживаться принц. Но гораздо большее внимание уделялось особому виду оружия, что достали из оружейной храма монахи для принца. Нейтан и поныне называет его прозаично – коса, но на деле оно представляет собой куда более сложную вещь и скорее напоминает серп с тридцатисантиметров­ым лезвием, к рукояти которого прикреплена длинная цепь с грузом (аналог – японская кусаригама). По задумке настоявшего на обучении Грегуара, основа техники боя должна была быть в том, что нетипично большим, но облегченным лезвием серпа Нейтан будет ранить соперников, а дальше уходить на работу магией. Но юноше было по вкусу орудовать и цепью, груз на конце которого можно было заменять и использовать разные хитроумные трюки.
Тренировки тренировками, но в настоящем бою теория не поможет. И, хоть монахи, проникшиеся тем, что принц особо почитал богов и уважал место, в которое пришел, помогали в тренировках и били парня совершенно безжалостно, настоящая схватка была другим делом. Вхал'Таар почувствовал это, когда к своему двухсотлетию возвращался домой – хоть в Альтерии и жили одни эксайлы, для которых столетие не столь большой срок, как для людей или анимагов, но родители и сестры докучали юноше письмами, приносимыми обученными птицами. По пути домой наследник вместе с Грегуаром встретил отряд, возвращавшийся в крепость. Эксайлы радостно приветствовали своего принца – не узнать его выдающийся рост и фигуру было сложно, но к старцу отнеслись, как всегда, подозрительно. Командир отряда много говорил с Нейтаном, и тот прекрасно видел, что это была проверка – не надоумил ли жрец принца на какие-то свои подозрительные штучки, не стал ли наследник игрушкой в руках восстановителя. И лучше способа, чем устроить капризную сцену, маг не нашел. Правда, он думал, что все посмеются, вспомнив молодость и былые годы, но солдаты приняли выкрутасы за чистую монету и заметно расслабились. Нейтан испытал тогда жуткий диссонанс: он же хотел, чтобы к нему перестали относиться, как прежде, с одной стороны, но с другой – теперь он был самодостаточным, и никакое отношение не задевало душу. Парень решил не ломать уже известный всем образ и пользоваться той властью, от которой отвык. И власть эта лишь укрепилась после первой в жизни юноши настоящей битвы: на отряд напали аборигены, дикари, что соседствовали с эксайлами тысячелетия, и там маг мог проявить те навыки, что получил в храме. Не сказать, что первый бой был феерическим успехом и позволил эльфу почувствовать себя на том месте, что он мечтал занять, скорее наоборот. Но проявить себя так, чтобы не ожидавшие поддержки от больного принца солдаты зауважали его не как сына короля, но как соратника-бойца, он сумел, как и заручиться аргументами в пользу того, что болезнь не помешает ему жить, как хочет: Нейт получил не самое серьезное ранение, что могло бы быть роковым при его болезни, но сам задержал кровь в организме, буквально заставляя ее не вытекать, пока не свернется, а то количество крови, что потерял, организм восстановил благодаря пассивному свойству магии. Таким образом к двухсотлетнему юбилею Вхал'Таар прибыл в столичную крепость трижды победителем: над предрассудками общества, над соперникам в битве и над самим собой.

Последующие лет сто пятьдесят прошли достаточно мирно. Нейтан прощупывал почву и подбирал те модели поведения, что были ему выгодны. Родители оказались достаточно благоразумны, чтобы не устраивать скандалы из-за того, что сын, уехавший в храм для духовного просвещения, нарушил запреты и взялся за оружие, поскольку он на деле показал, что вполне способен выжить без нетипичного для эксайлов образа жизни последнего неженки. Компромиссом стало то, что принца стали отпускать в качестве офицера на боевые задания – обладавший живым мышлением юноша оказался прекрасным стратегом и тактиком, и качества эти лишь развивались на реальном поле боя. При этом Вхал'Таару приходилось держаться определенных рамок, поставленных сердобольными родственниками, всегда иметь под рукой опытных воинов, не лезть в пекло, оставаясь на периферии, не уходить, в отличие от сестер, отца и иных командиров, в дальние походы и никуда не отходить без Грегуара. Последнее несколько портило жизнь: с каждым годом приближенность старца к королевской семье все больше не нравилась народу, и влияние, которое оказывал восстановитель на наследника – было оно или нет, – вызывало опасения. Посему Нейтан в какой-то момент отрекся от прав на престол в пользу сына старшей сестры – единственного ребенка мужского пола, что появился в семье Азарелей за много лет. Доподлинно неизвестно, что подвигло принца принять такое решение: давление со стороны народа, страх за собственную жизнь, осознание, что в чине советника он будет иметь большую власть, чем если станет королем, якобы управляемым жрецом Кинора, или искренняя любовь к племяннику, которому со смехом всегда говорил, чтобы тот был осторожным, внимательным и берег себя, поскольку «случится с тобой что – королем придется стать мне, а какой король из коротышки?». Но этим жестом принц так или иначе временно успокоил волнения сограждан.
Когда Нейтану было слегка за триста, он уже был одним из ближайших советников отца, без него не проходило ни одно совещание и не принималось фактически ни одно решение. Уже тогда принц вовсю показывал себя тем еще скандалистом, ярко выделяясь на фоне классически благородных сестер и их не менее рыцарских мужей. Он продолжал выглядеть невысоким ребенком, которому никогда не стать столь статным и красивым, не избавиться от коротких насмешек в спину, и этот контраст принц делал еще сильнее ребяческим поведением – чтобы после усмехаться и проявлять свои ум и навыки в деле, и отец прислушивался бы к сыну, каким бы странным он не казался. Такая роль вполне устраивала Нейтана – до той самой поры, как третья из сестер вышла замуж, и в семью вошел покоритель драконов.
Искусство повелевать разумом молодых драконов было довольно молодым и очень опасным. Чтобы покорить такого зверя с помощью специальных рун, найденных в древних захоронениях, нужно быть талантливым магом крови высокого уровня и хорошим физически подкованным бойцом. Что говорить о том, как перед Нейтаном в раннем детстве закрыли этот путь – слишком травмоопасно и смертельно даже для здоровых людей. А общаться с драконами мальчик мечтал тогда не меньше, чем быть настоящим воином. С появлением среди близких еще более успешного человека Нейтан вновь почувствовал уколы зависти, но попытки приобщиться к запретному искусству ни к чему не привели. Даже слова о том, что он талантливый маг, который вполне мог давно получить четвертую ступень, если бы занимался больше колдовством, а не физическими нагрузками, ни к чему не приводили. От магии не было никакого проку. Эксайл чувствовал себя калекой в такие моменты, а магия была для него костылем, подсунутым сердобольным родственниками, который он ненавидел, но без которого не мог ходить.
Когда Нейтану было около трехсот сорока, случилась весьма неприятная история. Несколько видных эксайлов из местных «дворян» особо сильно не любили Грегуара, который стал чуть ли не другом королевской семьи. Приписывая жрецу самые разнообразные грехи и мистические свойства, довольно молодые эльфы организовали убийство, заманив старца в подвал дома одного из них, отравив, нанеся серьезные ранения и после выкинув в ледяной незамерзающий поток местной горной реки. Труп вскоре нашли, расследование также прошло весьма быстро, выявили преступников, но слова тех лишь сильнее напугали народ. Убийцы говорили, что тяжело отравленный смертельным ядом и лишенный сознания старец оказался жив, когда в подвал, где оставили труп, вернулись через несколько часов, что звучало странной мистикой. Эльфы стреляли в него из арбалета, но старик двигался и пытался сбежать даже после нескольких явно смертельных ран. Сказка то была или жуткая правда – никто так и не смог понять, но народ был сильно взволнован, действительно считая жреца нечистым, словно воплощением всего самого темного, что есть в мире. Реакция Нейтана на смерть учителя и личного лекаря была неоднозначной. Он не смог скрыть первичный шок и на несколько дней заперся в своих покоях, переосмысливая произошедшее. Говорят, потому, что старец был ближайшим другом для принца. Но многие сочли, что тот был под влиянием темного жреца и сейчас должен либо освободиться, либо отдать душу чудовищу, которым был Грегуар, и стать монстром в теле эльфа.
Так или иначе, но отношение к бывшему наследнику у народа стало двояким. Неоднозначно смотрели и на то, что король больше всего прислушивается к сыну – мол, вдруг не потому, что тот действительно умен, а потому, что Его Величество зачарован? Позиции Нейтана стали шаткими, и нужно было срочно с ними что-то делать. Никакие участия в сражениях, помощь, поддержание прежнего поведения не могли вернуть то, что оказалось утрачено. Но решение вскоре пришло само, за что принц благодарит богов вдвойне: на удивление эксайлов, ослаб барьер, который держал эльфов пленникам на Севере. В обществе событие вызвало резонанс, но итогом стал не страх, раскол или переживания, а решение, что сами Восьмеро Великих открыли двери в лучший мир, откуда давно были изгнаны темные. И началась подготовка к вторжению, в котором Нейт принимал живейшее участие, разрабатывая планы, организовывая процессы, интересуясь всем, что происходит. Когда барьер спал окончательно, Альтерия была готова вторгнуться на чужие земли. Каждый первый оказался заражен мыслью об отвоевании земель, отнятых у изгнанного народа, и даже самые светлые умы не могли мыслить иначе. Тогда, когда создавались команды, Вхал’Таар принял решение: он заявил, что отправится вместе с воинами на завоевание, тогда как король должен остаться на Альтерии и править страной, да и стар он уже был для сражений. Благородные речи, щепотка обмана и манипуляций – и все прониклись, и принц наконец начал отделываться от ореола ученика темного жреца. Во время похода он оказал незаменимую помощь как стратег и тактик, помогая командующим генералам и офицерам, среди которых были и его сестры, сориентироваться: заточенные на сражения в знакомых им условиях, они не настолько хорошо понимали различия, с которыми могут столкнуться, а живое мышление Нейтана позволило провести успешный и стремительный захват земель Драгомира.

Однако история кончается трагически. Недооценка соперника, отсутствие сведений и боевого опыта в ведении внешней войны так далеко от родных земель, большое количество магов других школ, неведомых на Альтерии, хорошо организованная армия и правильные действия драгомирцев привели к поражению эксайлов. Нейтан почувствовал, что дело плохо, довольно рано – когда армия только готовилась к финальному рывку с осадой столицы. Он сомневался до последнего в том, что план поможет захватить страну, а не героически погибнуть при завоевании новых земель, но все же не стал спорить с разгоряченными товарищами. Увы, поражение пришло откуда не ждали: драконы вышли из-под контроля. Глядя на то, как ящеры сжигают покоривших их эльфов, Нейтан впервые порадовался, что болен – ведь иначе был бы таким, как тот самый родственник, муж третьей сестры, сожранный своим ящером буквально на глазах принца. Вместе со своей группой, которая должна была не идти в прямую атаку, а действовать тихо, обманным маневром, Вхал’Таару удалось скрыться в нишах крепостной стены Миллениаса и сдаться на милость победителя.
С того момента, как драгомирцы решили не убивать, а взять в плен эксайлов, в голове у проницательного принца возник план. Обладая хорошими навыками и будучи любимым своими людьми (участие в войне почти смыло мрачный ореол ученика темного жреца, поскольку солдаты увидели, что принц никак не похож на убитого старца), Нейтан призвал не сопротивляться и всячески сотрудничать с Драгомиром. После смещения королевы Лилитаны и прихода к власти либералов принц, сидящий, как и другие соратники, в тюрьме Республиканского замка, воспользовался смутой в народе, много слушал, много говорил со стражей, являя себя сдержанным, внимательным собеседником и в общем-то неплохим парнем, смог добиться к своей персоне внимания самого канцлера. Тайм, конечно, желал не подружиться с представителями новой для себя расы, а использовать их или добыть сведения, но мужчины после долгих бесед нашли общий язык. Рассудок Мазрима слабел, Нейтан замечал это и умело пользовался, входя в доверие. Обманом он бы ничего не добился, и гордыню пришлось сменить на поиск выхода из ситуации. Иного пути, кроме как доказательства благих намерений и объединения с победившими в войне местными, принц не видел. С 713 по 715 год Вхал’Таар успешно добился таких вещей, как единство эксайлов во мнении, что с драгомирцами выгоднее не воевать, а объединяться, доверие со стороны полюбившего беседы с принцем Мазрима Тайма и проекта по возвращению хотя бы частичной свободы плененным темным эльфам. Смерть Тайма чуть было не испортила идеи принца, что заключались в позволении доверенным эксайлам жить в столице под строгим надзором местных, с миллионами ограничений и иными аспектами, без которых Мазрим даже не желал бы слушать принца. Все ради того, чтобы хотя бы вывести своих людей из камер под солнечные лучи. Однако новый канцлер, Стефан Эретайн, и баронесса Силлиция Равэн, ставшая главой фракции после гибели М’Хаэля, выслушали и приняли предложения Нейтана о помощи, обещав поразмыслить о том, чтобы реализовать проект эксайлов. События конца весны 715 года позволили темным эльфам проявить себя в лучшем свете, а сведения, которыми Вхал’Таар помог стране, оказались спасительными для всего континента, что стало одним из решающих факторов для выпуска эксайлов из темниц на испытательный срок.
Главой клана либералами был назначен Анор, военачальник и муж одной из сестер Нейтана, который помог либералам в одной из вылазок, проявив себя и словом, и делом. Принц оказался на свободен только благодаря Анору и был фактически предоставлен самому себе: никто из эксайлов не посмел бы приказывать или намекать на дело монаршей особе, а сам Нейтан несколько растерялся и не ведал, за что лучше хвататься. По большей части он изучал людей и их быт: мелькал на улицах, ввязываясь порой в разные ситуации с целью прощупать почву, посещал Храм, где обосновался один из его людей, много времени проводил в замке, архивах, библиотеках. Он желал посетить и Институт магии, но доступа туда не получил: принцу были интересны артефакты и исторические вещи, чтобы восстановить ход истории Драгомира с момента, как континент покинул Кройнол, первый из эксайлов, и темные эльфы стали жить обособленно, а для изучения их требовалось особое разрешение. Пока он доказывал необходимость, пробуя на прочность людей и пытаясь подобрать нужную маску, отношение народа к чародеям обострилось, и маги подняли восстание, во время которого Нейтан был в замке и не смог даже подняться на стену, чтобы поглядеть на происходящее. Он уже подсчитал, как стоит себя вести, если чародеи победят, и даже поблагодарил богов за свой раздражающий магический костыль, но у власти остались либералы, и принц от всего черного сердца поздравил канцлера с тем, как крепка вера его народа в истины либерализма. Дальнейшие свои действия Нейтан направил на поиск сведений о приведениях, продолжая прощупывать почву по всем фронтам и держа ушки на макушке по поводу всех приходящих сведений, готовый уцепиться за любую нить, способную помочь его народу. Пока ему не стало тесно в своем положении.
К несчастью или счастью, Анор еще в темнице подхватил какую-то хворь, что, возможно, дремала в его организме уже много лет, и, старательно справляясь со своими задачами, таял на глазах. Его смерть была вопросом времени, решившимся в пользу принца, поскольку никакие либералы уже не могли бы повлиять на избрание новым главой монаршего сына. Ради своей должности при деловых встречах Нейтан даже стал порой вести себя сдержанно и серьезно, не позволяя вольностей, но свобода словно пьянит, возвращая к капризам, привычным соратникам принца. Правда, скандалы стали гораздо менее серьезными, ведь любой неосторожный жест приведет к агрессии в адрес всех темных эльфов. Впрочем, пока Нейтан слишком воодушевлен свободой и заинтересован в познании нового для себя мира, а чем все обернется – покажет время.

IX. Способности

• Ловок, быстр, юрок, умело пользуется своим маленьким ростом везде, где может (а где не может, старательно делает вид, что это не недостаток и вообще это не он тут маленький);
• Болен гемофилией (плохая свертываемость крови), из-за чего любое воздействие на тело имеет значительно более серьезные последствия, чем у простого человека. Опасность снижена за счет пассивной способности «влияние крови» магии крови, но доставляет большое количество проблем, вынуждая отступать даже при несерьезных ранениях, сосредотачиваясь на остановке кровотечения магией. Ко всему прочему, быстро выдыхается;
• Маг крови третьего уровня, опытный и умелый. Давно мог бы стать магом четвертого уровня, но не занимается этим, больше увлеченный не магическим искусством, но боевым. Не любит магию, считая ее словно лишним указателем на собственную болезнь, поскольку без нее давно бы погиб, но это не мешает ему активно и умело ее использовать при необходимости;
• Владение коротким клинковым оружием на среднем уровне – сможет дать отпор человеку с не превосходящим вооружением, но сам не представляет опасности, если не использует магию после ранения соперника или не прибегает к каким-то подлым трюкам;
• Хороший уровень владения особым оружием, что сам прозаично называет косой – серп с цепью, конец которой утяжелен грузом (аналог – японская кусаригама). При том, что оружие является сложным в освоении и использовании, навыки принца могут выглядеть внушительно, но на самом деле ограничены несколькими метательными приемами и хорошим пониманием физики полета. Не гнушается заменять или дополнять груз на, скажем, мешочек со взрывающейся от удара смесью или же колбу со смесью с ядовитыми испарениями. Иными словами, представляет опасность как боец только если прибегает к использованию нелюбимой магии либо при том, что заранее заготовил опасный груз на цепи;
• Хорошие навыки верховой езды, скалолазания, выживет при почти любых условиях, какого бы неженку не строил, привычен к низким температурам и плохо переносит жару;
• Талантливый тактик и стратег, опытный манипулятор, чему помогает абсолютное отсутствие совести и двуличие. Образован – на том уровне, что знают в Альтерии. Говорит на языке эксайлов, средненько читает по древнеэльфийски (тот древнеэльфийский, который сохранился у темных эльфов и является языковым предком известного ныне в Драгомире древнеэльфийского),­ за время пребывания в тюрьме научился хорошо говорить на всеобщем, лишь с легким узнаваемым акцентом (схож по звучанию с речью на французском). Благодаря содействию Тайма также научился читать на всеобщем, но если говорит весьма бодро, то чтение для Нейтана – занятие утомительное;
• Имеет хорошее воспитание, знает нормы этикета, но скорее в общих положениях, чем деталях – настолько, насколько соответствует понятие этикета в веками отгороженной от внешнего мира страны. Умеет быть вежливым, но при этом не знает и не понимает таких «глупостей», как танцы, манеры, необходимость защищать дам и иже с ними;
• Амбидекстр, прирожденный левша, которого пытались переучить на правую руку.

X. Политические взгляды
Либерал

XI. Тема пробной игры
RE: ° Жители Миллениаса Плотоядная курица 05:10:07
вернулся и готов поиграть (желательно в замке) \о/
суббота, 7 июля 2018 г.
RE: ° Вакансии Кэлeн 12:54:57

We were meant to feel the pain

Доброго времени, ­Balmona.
Отвечая на Ваш главный вопрос, можем сказать, что административный состав не помещал сообщество в рейтинг сайта. По всей вероятности, кто-то из участников или случайный гость сделал это с желанием отметить нас, и подобную инициативу мы никак не можем отслеживать, тем более – каким бы то ни было образом влиять на неё.
Следуя по Вашим замечаниям:
1) Набор закрыт только на две фракции из четырёх – Лоялистов и Магократов. В Теократов и Либералов по-прежнему принимаются персонажи с небольшими ограничениями, обусловленными внутриигровой ситуацией.
2) Администрация оставляет за собой право доступным ей образом регулировать количество персонажей, обладающих теми или иными характеристиками, среди которых – и магический дар. Вакансии регулярно обновляются согласно требованиям сюжета и согласно соображениям равновесия сил в игре.
Добавим, что можно обращаться в личные сообщения любому из представителей администрации, и мы готовы проконсультировать Вас или ответить на интересующие Вас вопросы.
RE: ° Вакансии Balmona 10:18:16
Не нашла у вас книгу предложений/жалоб, но один вопрос меня всё же мучает.
Зачем кидать сообщество в топ, если большая часть, назовём их возможностями для развития и создания персонажей, закрыты?
1. Закрыты наборы во фракции, на сколько я понимаю, обязательно персонаж должен принадлежать фракции.
2. Закрыт набор на персонажей, обладающих магическим даром.
Как-то это некрасиво получается.
Не могу поспорить, сама виновата, что не прочитала анкету целиком перед заполнением. Но всё же обидно и осадок остался неприятный.

пятница, 6 июля 2018 г.
GRAMMAR NАZI 20:36:56
Видеть комментарий могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться или Войти.
 


Dragomir > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
Помогите
Не сплю,опять болеюродаков нету,дом...
скучно
пройди тесты:
Кто твой парень в Наруто, и твоя...
Делать мне больше нечего, в одном доме...
[Согрей меня своим теплом-часть 6]
читай в дневниках:
Взято: ~Тоширо и птичка (L`oiseau noir...
Взято: Сердце Розы
Взято: Заказ для...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх